Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

библиотека

О состоянии умов.

Опрос АКСИО-8 проводился с 10 июня по 10 июля 2019 года по всей территории России.
В результате было опрошено 85606 человек, 85284 анкеты приняты в обработку.

Несколько картинок выборочно (по клику крупно):






Цитата:
«
...субъективно «богатые» почти в четыре раза чаще, чем субъективно «бедные», оказываются либералами. И это кажется логичным: если у них жизнь удалась, то спасибо либералам в руководстве России — это их заслуга. Но абсолютно нелогичным кажется другое: среди субъективно «богатых» коммунистической политической ориентации придерживаются почти в два раза чаще, чем либеральной (15% против 26%), а если учесть еще и социал-демократическую политическую ориентацию, то либералов среди «богачей» более чем в три раза меньше, чем разных «левых». То есть люди, считающие себя богатыми, буквально хотят рубить сук, на котором сидят. Вряд ли это можно назвать порядком в головах. Тут что-то другое, как сейчас модно говорить, детектед.

Более всего похоже на то, что, определяя свою политическую ориентацию, граждане исходят не из содержания этих «ориентаций», а опираются на некие стереотипы, которые у большинства всё еще остаются советского происхождения. То есть в российском обществе, в культуре, несмотря на прошедшие без СССР 30 лет, всё еще социально-желательным, «правильным», так сказать, считается быть «коммунистом» или, на худой конец, «социал-демократом». При этом что значит быть коммунистом или социалистом, как это должно отражаться в поступках и вообще в поведении, не важно. А вот считать себя «либералом» — не комильфо. Поэтому даже «богатые», которые обязаны своим положением именно либерализму (а чему еще?), в большинстве стесняются называть себя либералами, а выбирают всё те же «коммунистическую» и «социалистическую» ориентации. Но это, повторяем, стереотип ответа, за которым, к сожалению, нет стереотипа поведения. Иначе бы мы жили в другой стране.

...Завершая разговор о политической ориентации граждан, зафиксируем, что налицо тревожная неопределенность во всем, что касается наполнения гражданами своих утверждений о приверженности той или иной политической ориентации. Не зря, выходит, мы с самого начала отказались от представления о том, что граждане заведомо обладают сколь-нибудь внятной мировоззренческой, идеологической и даже прагматическо-политической ориентацией. Приведенные данные показывают, что на настоящий момент имеет место некая общая смысловая, этическая и экзистенциальная возбужденность. ...Мы можем констатировать эту умственную неопределенную по своему содержанию возбужденность. А также то, что неопределенность этой возбужденности порождает кратковременную растерянность и неспособность соединить ментальную и эмоциональную перевозбужденность с протестной активностью.

...Наши граждане очевидным образом испытывают глубокую социальную фрустрацию и ищут выход из тупика, который эту фрустрацию порождает. Они уже явно определились и по части своей реальной фрустрированности, и по части того, что она порождена тупиком. Но они не знают, как выйти из тупика, боятся дергаться в какую-нибудь сторону, дабы не усугубить ситуацию. Поэтому нынешнее очень нетривиальное состояние умов можно определить, как «фрустрационная апатия».

То есть как состояние, при котором фрустрация не порождает действия, направленного на ее преодоление. В принципе подобные состояния правомочно называть затишьем перед бурей.
»

Подробнее:
библиотека

О капитализме, прогрессе и уровне жизни.

По поводу заметки (одной в двух источниках):
https://edelberte.livejournal.com/102822.html
https://ninaofterdingen.livejournal.com/798526.html
Точнее, в ответ на типовую критику той мысли (в общем, правильной), которая там изложена.

man-runin-away-1.jpg
"Мне не надо бежать быстрее медведя, мне надо бежать быстрее тебя".
© Анекдот

Капиталисту (именно как капиталисту, это важно) нет нужды превосходить некую абсолютную постоянно растущую планку — то есть, ему не нужен прогресс сам по себе.
Капиталисту как капиталисту необходимо превосходить других капиталистов, не более, — то есть выигрывать в конкурентной борьбе.
Следовательно, утверждение, что обобщённому капиталисту выгодно повышать уровень жизни масс (потребителей, чтобы они больше потребляли), не универсально.
Оно может быть верно в одних исторических условиях и неверно в других.
Капиталисту вовсе не надо повышать уровень жизни, если никто другой этого не делает, то есть если конкурентно-выигрышными оказываются другие стратегии.

Схематично механизм следующий.
Капиталист платит наёмным работникам стоимость воспроизводства рабочей силы, какова она есть на данный момент, и никак не более того.
(На бытовом языке это стоимость минимально-приемлемой жизни в соответствии с текущим содержанием "приемлемости".)
Прогресс повышает эту стоимость, поскольку в неё начинают входить новые составляющие, обогащается состав минимально необходимого для жизни.
Капиталист начинает платить больше.
Регресс понижает её, поскольку состав минимально необходимого для жизни обедняется.
Капиталист начинает платить меньше.

Если исторический тренд прогрессивный, капиталист будет гнаться за прогрессом и подталкивать его, образуя положительную обратную связь, повышая при этом общий уровень жизни за счёт положительных эффектов прогресса.
Если исторический тренд регрессивный, капиталист будет сворачивать прогресс, снижая издержки и понижая уровень жизни.

Но сама прогрессивность или регрессивность исторического тренда в эпоху капитализма определяется не капиталистически.
Для капитализма как определённой системы отношений это внешний фактор.
На известном историческом этапе этот фактор — источник установки на развитие как самоценность — оказался плотно связан с СССР (пусть и не сводился к нему).
Именно в этом смысл идеи о роли СССР в развитии и повышении уровня жизни в странах капитализма.

В ситуации упадка этого фактора, в какой бы форме он не выступал и с чем бы ни был связан, вполне могут стать оправданными (в чисто капиталистической рациональности) остановка реального прогресса, снижение реального уровня жизни, включая реальное потребление.
Хотя "пиар" при этом может быть сколь угодно потребленческий и прогрессистский. Скорее степень пиарно-прогрессистского накала будет в обратной зависимости от действительной ситуации.
библиотека

(no subject)


0.1. Понятия "мироздание" и "миропорядок" (мироустроение и т.п.)  — разные. Они могут быть взаимозаменяемыми в каких-то других контекстах, но в данном не могут.
Относительно мироздания миропорядок есть формальная сторона, способ организации.
Отождествлять "бунт против миропорядка" и "бунт против мироздания" можно только на основании постулата, что порядок в мироздании возможен только один, наличествующий.
Но в общем случае такой постулат неверен.
0.1.1. Если любой бунт против чего-то существующего является гностическим, то таков и любой бунт против поработителей, и против враждебной стихии, и против собственного несовершенства, и т.д.
Но в таком случае следовало бы восхвалить гностицизм, потому что против поработителей надо бунтовать.
В действительности восхвалять его не за что, далеко не любой бунт гностически вдохновлён.
0.1.2. Настойчиво повторю ранее сказанное: такое отождествление является не теоретическим вопросом, а вопросом о власти.
Отождествить покушение на текущий порядок с покушением на мироздание выгодно бенефициарам данного порядка (например тем же поработителям).
Поэтому вопрос "cui prodest" здесь безальтернативен, а содержательно такие отождествления должны рассматриваться с презумпцией ложности.
— Таким образом, "бунт против миропорядка" не тождествен "бунту против мироздания", то есть стремлению его разрушить, ни в общем случае, ни в рассматриваемом. Следовательно, наличие в рамках определённых воззрений "бунта против миропорядка" не является необходимым признаком их гностичности.

0.2. На это следует возражение, что гностики бывают разные, и некоторые не хотят разрушить, а хотят исправить.
(Далее из посылки "некоторые гностики хотят исправить" получается "все, кто хотят исправить, гностики". Логическую корректность умозаключения не комментирую за очевидностью, речь о другом.)
Важно то, что гностическое исправление эсхатологично. Это исправление как подготовка к завершению.
Исправить, чтобы дальше свободно жить в исправленном земном мире — не гностическая установка.
То есть различение гностиков-мироразрушителей и гностиков-мироисправителей здесь не существенно.
Гностики — мирозавершители, остальное частности. Поэтому любые эсхатологии и любого вида "концы истории" с гораздо большим основанием могут претендовать на гностическое родство, нежели коммунизм.
— Таким образом, установка на исправление мира как таковая также не является необходимым признаком гностичности воззрений.
Получается, к необходимым следует отнести представления:
1.1. Об ущербности (повреждённости) мироздания;
1.2. О его конечности, связанной с этой ущербностью (различие установок на исправление или уничтожение в этой связи не принципиально, поскольку и то, и другое означает конец);

2. Всё же о фундаментальном человеческом неравенстве.
Было два контрпримера: каббала и манихейство. Но фундаментальное неравенство есть в обоих случаях.
Каббала — это эзотерика, изначально и по существу, принадлежащая выделенному богоизбранному народу, озабоченная его судьбой и практикуемая только им.
В манихействе актуальное неравенство "здесь и сейчас" налицо, и оно фундаментально: разная природа, состоящая в разной посмертной судьбе (и выраженная разным прижизненным статусом). Возможность перерождений никак не отменяет актуальность этого неравенства на любой момент времени.
Можно так и конкретизировать признак: фундаментальное неравенство как необходимое
актуальное свойство ущербного мироздания.

3. Гносис, принципиально предназначенный не для всех. Здесь важна не секретность и не сложность, а то, что это качество задаёт тип субъектности. Субъект гносиса — просветлённый индивид, либо школа, секта, в которой обязательно сохраняется иерархия просветлённости индивидов. Для сравнения, субъект коммунистического знания — сначала класс, потом общество в целом: и это принципиально, только при таком условии это знание работает.

0.3. Переводя "мироздание" и "миропорядок" в системную терминологию.
Желание изменить состояние системы — не антисистемность, если не доказано, что это состояние единственно возможное.
Капитализм и, шире, экономическая формация — в онтологическом смысле не система, а состояние системы.
Система — исторически развивающийся социум, то есть человек как социальное существо.
Заявлено ли покушение именно на систему — давайте посмотрим.

1. Про семью.
Во-первых, бунт против института не может быть бунтом против мироздания, поскольку институты определяются исторически, а не онтологически, то есть преходящи. На этом можно было бы и завершить разбор некорректности аргумента.
Но поскольку это положение вызывает понятную эмоциональную реакцию, для которой логика побоку, рассмотрим ещё —
Во-вторых. Институты конкретны. Открытым текстом говорится про буржуазную семью и пролетарскую (вообще, бедную) семью как конкретные на тот момент институциональные формы. Эти конкретные формы включали в том числе доминирование браков по имущественному или сословному расчёту, браки по принуждению, существенное поражение в правах и возможностях женщин, продажу детей, ту же проституцию как сопутствующее явление, и прочие чудесные вещи.
Разумеется, наш гнев вызывает не покушение на эти явления (надеюсь), а проекция на собственную семью, своих родителей и детей, и далее вообще на отношения мужчин, женщин и детей как таковые, включающие любовь, верность, самоотверженность.
Вот на что подняли руку гадкие коммунисты, гневаемся мы.

Только вот дело обстоит ровно наоборот.
Весь смысл отрицания буржуазных институтов направлен на освобождение собственно человеческих отношений, и личных и общественных.
Энгельс:
«То, что мы можем теперь предположить о формах отношений между полами после предстоящего уничтожения капиталистического производства, носит по преимуществу негативный характер, ограничивается в большинстве случаев тем, что будет устранено. Но что придет на смену? Это определится, когда вырастет новое поколение: поколение мужчин, которым никогда в жизни не придется покупать женщину за деньги или за другие социальные средства власти, и поколение женщин, которым никогда не придется ни отдаваться мужчине из каких-либо других побуждений, кроме подлинной любви, ни отказываться от близости с любимым мужчиной из боязни экономических последствий. Когда эти люди появятся, они отбросят ко всем чертям то, что согласно нынешним представлениям им полагается делать; они будут знать сами, как им поступать, и сами выработают соответственно этому свое общественное мнение о поступках каждого в отдельности, — и точка.»
Смирнов:
«Мне могут возразить, что де классики марксизма неоднократно говорили о ликвидации традиционных институтов, традиционных форм, как о деле полезном, и в этом смысле они вполне либеральны, поскольку либерализм так же атакует любые традиционные учреждения, «освобождая» человека. Но в том-то и дело, что Маркс и либералы говорят о разных вещах. Маркс вовсе не собирался уничтожить все социальные институты, ибо они имманентны обществу, это форма существования общества. Более того, он по сути не был и против традиционных социальных институтов. Он вообще вел речь о другом, а именно о том,  что отношение людей к социальным институтам, неважно каким, должно быть неотчужденное, т.е. сами институты не должны превращаться в отчужденные формы. Люди должны относиться к продукту своей деятельности именно как к продукту своей деятельности, не творить себе кумиров из этих продуктов, не относится к ним, как к чему-то внешнему, самостоятельно существующему, подавляющему – что и есть отчуждение. А вот либералы атакуют чужие традиции ради своих кумиров, не более. Если Маркс требует освобождения отношений от вещного характера, то либеральная доктрина  «вообще уничтожила все естественно сложившиеся отношения… и превратила их в отношения денежные», т.е. наоборот атакует все невещные отношения, или вещные, но в устаревших формах в пользу современных вещных отношений. Т.е. если Энгельс говорит об освобождении от всех вещных форм, оставляя только любовь, то либерал и от любви освобождает ради брачного контракта.»

2. Про "общность жён".
Здесь замечательно то, что текст с буквальным смыслом "у нас нет общности жён, и в коммунизме её не будет в принципе" трактуется как пропаганда "общности жён". Можно лишь порекомендовать более спокойное и внимательное чтение текста.
Откуда вообще берётся и куда потом девается эта идея "обобществления женщин" (как логически первая и грубая реакция на буржуазную ситуацию "женщин как предметов частной собственности"), а также о сущности отношения мужчины и женщины Маркс писал в "Экономическо-философских рукописях" за три с половиной года до Манифеста.
В общем, коммунистическая позиция состоит в том, что человек не должен быть предметом собственности ни в какой форме.
Это автоматически закрывает вопрос "общности жён" и открывает простор для человеческих взаимоотношений, не скованных никакими экономическими и сословными преградами.
Что касается Коллонтай и вообще риторики и практики 20-х годов в сфере семьи и пола, можно прочесть статью с фактами и цитатами Коллонтай, Луначарского, Ленина, Цеткин. На полноту раскрытия темы она не претендует, но интересное найдётся.
— Итого: в плане пола, деторождения и семьи антисистемностью было бы отсутствие любых долговременных отношений и связей, спаривание и рождения детей в животном режиме, то есть отсутствие институтов, морали, вообще социальности.
В действительности системность в коммунизме никуда не девается и деваться не может, поскольку понимание человека как социального существа — неустранимый стержень марксизма.

3. Про рабочих, не имеющих отечества.
У рабочих нет отечества, потому что оно у них отнято (приватизировано и превращено в орудие), а не потому, что они должны быть вообще против отечеств.
"Пролетариат должен прежде всего завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация".
Что должно исчезнуть:
"Национальная обособленность и противоположности народов".
"В той же мере, в какой будет уничтожена эксплуатация одного индивидуума другим, уничтожена будет и эксплуатация одной нации другой.
Вместе с антагонизмом классов внутри наций падут и враждебные отношения наций между собой".
Антисистемность здесь можно увидеть, только если считать вражду и эксплуатацию народов необходимым и благим качеством мировой системы.
В связи с этим вопрос "Что там насчет цивилизаций" бессодержателен и не по адресу. Коммунизм сам по себе и из себя не предопределяет ни отрицания многообразия культур, ни его сохранения. Он лишь отменяет внешние по отношению к любым культурам факторы, которые с необходимостью приводят к их вражде и эксплуатации.
А далее просто вступает в действие свободная человеческая история.
Если она покажет, что своеобразие народов, культур и цивилизаций обусловлено не этими внешними для них разделяющими факторами, а имманентно, то будет так.
Если же обнаружится тенденция к стиранию различий, то опять же будет так, и не волей коммунистов, а естественным порядком.
Я полагаю, что верно первое, кто-то верит во второе — история рассудит. Но антисистемности нет в обоих вариантах. Она может проявиться только в принудительном насаждении унификации, но с этим к либералам, а не к коммунистам.

4. Про уровень жизни за 100 лет.
Опровергать констатирующий тезис с помощью факта (допустим, хотя не всё так просто), имевшего место в будущем — некорректно.
Так же некорректно к любой констатации системного неблагополучия подтягивать за уши гностицизм.
"Недостаточно восторженный образ мыслей" не является необходимым признаком гностицизма.

5. Про "христианский социализм невозможен".
Сам этот вопрос сложен, и я его здесь не обсуждаю.
Я лишь обращаю внимание на некорректность трактовки текста. Данный раздел Манифеста — чисто политический, а не теоретический. И термин "христианский социализм" здесь определённо означает не исторический проект, а конкретное современное Марксу политическое течение, рассматриваемое в ряду с "мелкобуржуазным социализмом", "консервативным социализмом" и прочими. Маркс утверждает, что данное конкретное течение ложно и бесперспективно, вот и всё.

6. Про бунт против миропорядка — см. п. 0.

Если упущено что-то из предъявленных аргументов — напомните.
библиотека

По поводу «закона о шлепках»

Оригинал взят у smirnoff_v в По поводу «закона о шлепках»

Вот тут у коммари, на которого иногда находит (и он с выпученными глазами начинает бороться за какую-нибудь нелепость) меня больше всего удивило, что за закон (о шлепках) выступил юрист, вроде бы далеко не провластной ориентации.

Ибо поразительно, как юрист вообще может радеть за этот закон. Ведь перед нами очевидное нарушение основополагающих принципов права. В данном случае речь о том, что нельзя дифференцировать наказание ни по национальным, ни по религиозным признакам, ни по половым, ни по имущественным, ни тем более по признаку родства с потерпевшим. В средневековом праве так было – санкции за отцеубийство или мужеубийство отличались особой жестокостью. Сейчас же речь может идти только о смягчении наказания отдельным группам, как то в некоторых странах смертной казни не подвергают женщин – и насчет этого шли споры еще в 19 веке, ибо принцип права нарушается.

Я могу понять эмоциональные причины, которые заставляют многих людей, или того же коммари выступать за закон. Случаи семейного насилия могут быть вопиющими. Однако нарушения принципов права всегда обходится обществу дороже.
Например, давайте для преступников, чье преступление доказано, и которые являются участниками преступных сообществ разрешим пытку. Что бы они нам рассказали о составе преступного сообщества, о готовящихся и длящихся преступлениях. Сколько людей спасем то! Вы за?

Я полагаю, что если уж так серьезна проблема семейного насилия, то давайте ужесточим наказания для всех. Вот всем, независимо, в том числе и от родства - 2 года за шлепок.
А коммари, если он себя объявил коммунистом, стоило бы подумать и оценить с классовой, с марксистской точки зрения, зачем господствующий класс продавливает столь спорный, столь неоднозначный закон? Они что, так озабочены невыносимыми страданиями наших детей? Отцы нации спать не могут, все думают о наших детях. Что же это товарищ коммари, против таких славных людей революцию то затеять собирался?

Помнится, принимали закон об экстремистской деятельности, тоже все грустили о нас, берегли от чеченских террористов. Правда, парадоксальным образом в тюрьме сегодня по этому закону сидят совсем другие люди.
библиотека

О гадком гуманизме, дубах и желудях.

Для ninaofterdingen и edelberte

Замечание общего характера к дискуссиям насчёт гуманизма:
http://edelberte.livejournal.com/98707.html?thread=2719891#t2719891
http://ninaofterdingen.livejournal.com/618635.html
http://edelberte.livejournal.com/99468.html
и многим другим дискуссиям (пример), бывшим ранее.


Collapse )
библиотека

Два гуманизма

Оригинал взят у ilya_yu в два гуманизма

Гуманизм – это идеология, центральной категорией и ценностью которой является человек. Любовь и сочувствие к человеку есть базовая, универсальная ценность всех культур, но именно европейский гуманизм заявляет о величии и ценности человеческого бытия. В то же время в гуманизме (самым близким синонимом которому является, по-моему, антропоцентризм) обозначаются две не вполне тождественные друг другу тенденции. Можно говорить о не до конца выявленных, не разделенных строгими границами двух гуманизмах. Оба они порождены европейским Возрождением, но я рискну обозначить их как паракатолический и параправославный.
Collapse )
библиотека

О скрепах

Хороший текст.
И очень знакомый по основной концептуальной схеме, один-в-один просто: Постмодерн и Контрмодерн в парадоксальном союзе против обречённого Модерна, и Сверхмодерн (четвёртый проект, красный проект) как единственный выход.
Известная концепция известного автора, 2011 год :)

О каких-то авторских правах и приоритетах речь не идёт ни в малейшей степени.
Напротив, это замечательно, когда правильные идеи возникают, входят в оборот и развиваются независимо из разных источников, даже по-разному относящихся друг к другу.



Оригинал взят у smirnoff_v в О скрепах

Сегодня я хочу поговорить о традиционных ценностях, скрепах, и всяких однополых семьях. Тема эта стала остро актуальна, и какой только либерал вкупе с укропом не похихикал насчет этих пресловутых скреп.

Но что это за ценности? Неужели то же Путин хочет вернуть домострой, порки на конюшнях, обязательные, законодательно закрепленные посты и религиозные праздники? Несмотря на весь мой скепсис по отношению к правящему режиму, ни в жизнь не поверю. Какой-нибудь жулик Михалков еще и не такую хуцпу мог бы нести, но вряд ли большинство людей, ратующих за традиционные ценности, имеют в виду счастливую возможность перетянуть жену вожжами по спине.
На самом деле понятие можно понимать и как ценности традиционного общества и как ценности, которые мы переняли у старших поколений. Очевидно, смыслы будут разные. Традиционные ценности в первом случае, это ценности крестьян прошлых эпох или там скотоводов кочевников средневековья. Конечно, националисты – романтики сюсюкаются с ними, восхищаются, изрядно анахронизируя. Но в массе своей люди готовы видеть такие традиционные ценности исключительно в музее культуры и быта. Во втором смысле это ценности общества модерна, сложившегося в СССР – их мы усваивали от старших поколений. Это и вполне конкретный тип семьи, отношения к родине, к государственным институтам и другими общественным институтам. Скорее именно эти ценности понимаются большинством граждан как традиционные ценности в противовес либеральным, а вовсе не средневековая архаика.

Collapse )
библиотека

О принижении и возвышении этнической культуры.

Диалог из одной дискуссии (немного перекомпонованный и отредактированный без потери смысла):

— Советская власть конструировала именно новую идентичность. Она называлась "новая многонациональная общность - советский народ".

— Строилась она на основе русской культуры. Преемственность подчеркивалась, а не разрыв.

— Советская идентичность НЕ строилась на основе русской (этнической) культуры. Русская этническая культура была принижена по сравнению с остальными этносами. И руины Золотого Кольца в сытые советские годы для меня всегда будут этому подтверждением. Я согласен, государство не было антинародное. Но и особо дружественным к русскому этносу я его тоже не назову.


По просьбе одного из участников дискуссии выношу сюда свои ответы в расширенном виде.

Как-то, было дело, националисты разоблачали «антирусскость СССР» на основе советского плаката.
Там на зрителя в ряд идут радостные представители народов пятнадцати республик.
При этом все в национальных одеждах, кроме русского в центре, который в современном костюме с галстуком.


Collapse )
библиотека

О коммунизме, "новом средневековье" и миллионах трупов.

Цитируется witeman в Аристократия и меритократия. Проблемы коммунизма и СССР 2.0
(Со всем уважением к автору, в порядке определения позиций).

«Предисловие.
Скажу сразу
, я с большим уважением отношусь к советскому прошлому и вспоминаю его с теплотой, но убеждён, что коммунизм так и останется в русской цивилизации Большим Мифом, а советский период - недостижимым "Золотым (или серебряным) веком".
Впереди - наше "средневековье", пора религиозного напряжения и возникновения сословного общества. Конечно, наше средневековье - это не костры с ведьмами и не ломание шапок перед барином, градация общества будет поддерживаться другими способами, и вопросы веры решаться по-иному. Но принципы общественного устройства, создающие напряжение в обществе, точно будут. Ибо в противном случае нет никакого развития.
.......»

Приверженцы идей о неизбежных и правильных новых средневековьях с сословными обществами и угасанием технического прогресса - очень напоминают адептов "безальтернативного европейского пути", например, на Украине.
Не тех, которые скачут, а тех интеллектуалов-книжников, которые искренне верят и обосновывают.

Потом лопается пузырь инферно и приходят люди со свастиками, волчьими крюками и прочим.
Именно те, кто в действительности будет реализовывать обоснованное - на свой, а не интеллектуально-книжный лад, то есть тем единственно возможным образом, которым это "новое средневековье" только и может быть реализовано.

От сбывшихся мечтаний евроукраинцев мы получаем десятки тысяч трупов, искорёженный регион и гибель несостоявшейся страны, а исправлять всё придётся России.
От сбывшихся мечтаний новосредневековцев мы получим десятки миллионов трупов, искорёженные страны и гибель России - а исправлять это будет уже некому.
И вот в этом случае точно не будет никакого развития.
А будет такое "сословное общество", которому позавидуют любые наци-идеологи.
библиотека

А.Колчанов : Являются ли охранители до сих пор нашими союзниками?

Источник: http://kolchanov.ru/2013/05/12.html Андрей Колчанов.


...Год назад главной опасностью был оранжизм: Зюганов, увы, от него не защищал – а угодил объективно в тот же лагерь. Многие сейчас говорят (Юрий Болдырев например), что и не было никакой оранжевой опасности – а нас просто провели: власти намеренно "сгустили вокруг себя тучи" – чтобы на этом фоне выглядеть белыми и пушистыми, – чтобы выиграть выборы. Наверное в значительной степени так и было, – но это не отменяет "оранжевой опасности", а вскрывает лишь, насколько она близка. Ведь опасность эта по сути не столько внешняя, сколько внутренняя. Что такое оранжизм? – Роль внешних сил в нем всегда ясна и определенна, а местных властей – всегда двузначна: с одной стороны – стремление удержать власть и свои посты насколько возможно долго, с другой – посты всё-таки не такая ценность, чтобы жертвовать за них жизнью и капиталами, – но и прямая сдача страны была бы сочтена за предательство, это тоже опасно, – хотя бы потому, что сама власть в этом отношении не едина... Вот и идет такая "балансировка": вроде как власть и хочет отдаться, и делает все для этого, и упирается тут же... Позволь власти эту игру – она либо быстро доиграет ее до конца, – либо сделает выводы на ближайшее будущее: и при пассивности народа вскоре её всё равно закончит. Готовность и способность власти кооперироваться с внешним врагом в такого рода играх чревата... Что произошло год назад (митинг на Поклонной): народ не столько заявил протест – оранжистам, – сколько твердо сказал власти "Не балуй!" Насколько власть была на то способна – она предупреждение услышала, – но не надо думать, что оттого её сущность изменилась.

Что нам внушают охранители: что власть (отождествляемая ими персонально с президентом) – она в доску наша, вовсю старается – работает на страну и благо народное, – но есть внешние силы, которые диктуют ей подчас иное поведение: все законодательные акты, которые объективно работают против страны, охранителями либо оправдываются, либо приписываются прессингу неодолимых внешних сил ("страна оккупирована"). Зато мельчайшие и редкие положительные изменения и победы (которые, увы, теряются на фоне всеобщего отступления) – подаются как великие заслуги власти, плоды борьбы... Надо сказать, логика непрошибаемая – если оставаться на уровне логики – и не глядеть в глаза реальности. А взглянуть ей в глаза очень просто: посмотрите в глаза Путину во время его "телемоста с народом", – он же явно не слышит, что ему говорят, – и искренне верит в то, что говорит сам. Или это он искренне вас обманывает – в том, что "Чубайс и компания" – мужественные люди, и сделали они то, что было сделать необходимо? Посмотрите, какого рода деятелями Путин себя окружил – и загляните в их искренние глаза, послушайте их речи – пышащие ненавистью к стране, к народу, – к тому, что народ строил и защищал, – присмотритесь подробно к ежедневным решениям этих деятелей, – даже не к крупным решениям (вступление в ВТО, база НАТО в Ульяновске, ювенальные законы, монетизация медицины, образования и науки), а к рутинным, – которые никто "извне" не в силах проконтролировать и навязать ("дьявол в деталях", не так ли?). – Включите телевизор: круглосуточные кровь, сиськи и дом-2, тотальный антисоветский шабаш – дикие пляски на костре нашей истории – спускаемые по заказу "свыше", между прочим. – Оторвитесь от телевизора и монитора: заваленные мусором улицы и дворы, загаженные парки, превращенные в свалки леса как нельзя лучше показывает истинное отношение власти к "своему народу", – где она теперь, есенинская "страна березового ситца", – за высокими заборами? – Это мелочи? Загляните в души ваших детей, с детства впитываюшие эту мерзость в себя... Будет ли для них хоть что-то "добрым и родным", какие воспоминания они сохранят о детстве, – из чего для них сложится главное для человека понятие – Родина? Если это власти "всё равно" – значит ей нет дела до будущего.

Ну да ладно, не к охранителям же я здесь обращаюсь... Охранители на сегодняшний день делятся на две в основном категории:

Collapse )