Category: общество

библиотека

О состоянии умов.

Опрос АКСИО-8 проводился с 10 июня по 10 июля 2019 года по всей территории России.
В результате было опрошено 85606 человек, 85284 анкеты приняты в обработку.

Несколько картинок выборочно (по клику крупно):






Цитата:
«
...субъективно «богатые» почти в четыре раза чаще, чем субъективно «бедные», оказываются либералами. И это кажется логичным: если у них жизнь удалась, то спасибо либералам в руководстве России — это их заслуга. Но абсолютно нелогичным кажется другое: среди субъективно «богатых» коммунистической политической ориентации придерживаются почти в два раза чаще, чем либеральной (15% против 26%), а если учесть еще и социал-демократическую политическую ориентацию, то либералов среди «богачей» более чем в три раза меньше, чем разных «левых». То есть люди, считающие себя богатыми, буквально хотят рубить сук, на котором сидят. Вряд ли это можно назвать порядком в головах. Тут что-то другое, как сейчас модно говорить, детектед.

Более всего похоже на то, что, определяя свою политическую ориентацию, граждане исходят не из содержания этих «ориентаций», а опираются на некие стереотипы, которые у большинства всё еще остаются советского происхождения. То есть в российском обществе, в культуре, несмотря на прошедшие без СССР 30 лет, всё еще социально-желательным, «правильным», так сказать, считается быть «коммунистом» или, на худой конец, «социал-демократом». При этом что значит быть коммунистом или социалистом, как это должно отражаться в поступках и вообще в поведении, не важно. А вот считать себя «либералом» — не комильфо. Поэтому даже «богатые», которые обязаны своим положением именно либерализму (а чему еще?), в большинстве стесняются называть себя либералами, а выбирают всё те же «коммунистическую» и «социалистическую» ориентации. Но это, повторяем, стереотип ответа, за которым, к сожалению, нет стереотипа поведения. Иначе бы мы жили в другой стране.

...Завершая разговор о политической ориентации граждан, зафиксируем, что налицо тревожная неопределенность во всем, что касается наполнения гражданами своих утверждений о приверженности той или иной политической ориентации. Не зря, выходит, мы с самого начала отказались от представления о том, что граждане заведомо обладают сколь-нибудь внятной мировоззренческой, идеологической и даже прагматическо-политической ориентацией. Приведенные данные показывают, что на настоящий момент имеет место некая общая смысловая, этическая и экзистенциальная возбужденность. ...Мы можем констатировать эту умственную неопределенную по своему содержанию возбужденность. А также то, что неопределенность этой возбужденности порождает кратковременную растерянность и неспособность соединить ментальную и эмоциональную перевозбужденность с протестной активностью.

...Наши граждане очевидным образом испытывают глубокую социальную фрустрацию и ищут выход из тупика, который эту фрустрацию порождает. Они уже явно определились и по части своей реальной фрустрированности, и по части того, что она порождена тупиком. Но они не знают, как выйти из тупика, боятся дергаться в какую-нибудь сторону, дабы не усугубить ситуацию. Поэтому нынешнее очень нетривиальное состояние умов можно определить, как «фрустрационная апатия».

То есть как состояние, при котором фрустрация не порождает действия, направленного на ее преодоление. В принципе подобные состояния правомочно называть затишьем перед бурей.
»

Подробнее:
библиотека

О капитализме, прогрессе и уровне жизни.

По поводу заметки (одной в двух источниках):
https://edelberte.livejournal.com/102822.html
https://ninaofterdingen.livejournal.com/798526.html
Точнее, в ответ на типовую критику той мысли (в общем, правильной), которая там изложена.

man-runin-away-1.jpg
"Мне не надо бежать быстрее медведя, мне надо бежать быстрее тебя".
© Анекдот

Капиталисту (именно как капиталисту, это важно) нет нужды превосходить некую абсолютную постоянно растущую планку — то есть, ему не нужен прогресс сам по себе.
Капиталисту как капиталисту необходимо превосходить других капиталистов, не более, — то есть выигрывать в конкурентной борьбе.
Следовательно, утверждение, что обобщённому капиталисту выгодно повышать уровень жизни масс (потребителей, чтобы они больше потребляли), не универсально.
Оно может быть верно в одних исторических условиях и неверно в других.
Капиталисту вовсе не надо повышать уровень жизни, если никто другой этого не делает, то есть если конкурентно-выигрышными оказываются другие стратегии.

Схематично механизм следующий.
Капиталист платит наёмным работникам стоимость воспроизводства рабочей силы, какова она есть на данный момент, и никак не более того.
(На бытовом языке это стоимость минимально-нормальной жизни в соответствии с текущим содержанием "нормальности".)
Прогресс повышает эту стоимость, поскольку в неё начинают входить новые составляющие, обогащается состав минимально необходимого для жизни.
Капиталист начинает платить больше.
Регресс понижает её, поскольку состав минимально необходимого для жизни обедняется.
Капиталист начинает платить меньше.

Если исторический тренд прогрессивный, капиталист будет гнаться за прогрессом и подталкивать его, образуя положительную обратную связь, повышая при этом общий уровень жизни за счёт положительных эффектов прогресса.
Если исторический тренд регрессивный, капиталист будет сворачивать прогресс, снижая издержки и понижая уровень жизни.

Но сама прогрессивность или регрессивность исторического тренда в эпоху капитализма определяется не капиталистически.
Для капитализма как определённой системы отношений это внешний фактор.
На известном историческом этапе этот фактор — источник установки на развитие как самоценность — оказался плотно связан с СССР (пусть и не сводился к нему).
Именно в этом смысл идеи о роли СССР в развитии и повышении уровня жизни в странах капитализма.

В ситуации упадка этого фактора, в какой бы форме он не выступал и с чем бы ни был связан, вполне могут стать оправданными (в чисто капиталистической рациональности) остановка реального прогресса, снижение реального уровня жизни, включая реальное потребление.
Хотя "пиар" при этом может быть сколь угодно потребленческий и прогрессистский. Скорее степень пиарно-прогрессистского накала будет в обратной зависимости от действительной ситуации.
библиотека

О формулах вульгарного марксизма.

Вульгаризация первого порядка (на грани фола):
«Причины любого социального явления имеют экономический характер».

Вульгаризация второго порядка (за гранью):
«Причиной любого конкретного действия является конкретный денежный интерес».

Навеяно утверждением «Целью сирийской компании является повышение цен на нефть» (и множеством подобных).
библиотека

О принижении и возвышении этнической культуры.

Диалог из одной дискуссии (немного перекомпонованный и отредактированный без потери смысла):

— Советская власть конструировала именно новую идентичность. Она называлась "новая многонациональная общность - советский народ".

— Строилась она на основе русской культуры. Преемственность подчеркивалась, а не разрыв.

— Советская идентичность НЕ строилась на основе русской (этнической) культуры. Русская этническая культура была принижена по сравнению с остальными этносами. И руины Золотого Кольца в сытые советские годы для меня всегда будут этому подтверждением. Я согласен, государство не было антинародное. Но и особо дружественным к русскому этносу я его тоже не назову.


По просьбе одного из участников дискуссии выношу сюда свои ответы в расширенном виде.

Как-то, было дело, националисты разоблачали «антирусскость СССР» на основе советского плаката.
Там на зрителя в ряд идут радостные представители народов пятнадцати республик.
При этом все в национальных одеждах, кроме русского в центре, который в современном костюме с галстуком.


Collapse )